Так называют самый высокий из мужских оперных голосов - контртенор.

Насладиться им ставропольцы смогли на музыкальном вечере «Лондон. Под музыку Биг-Бена»

«Лондонский» огонек стал первым в проекте Ставропольской краевой филармонии «Музыкальные столицы мира». Страна, которая даже сегодня называется сказочным словом «королевство», знаменитая своими поэтами, путешественниками, сыщиками и, конечно, музыкантами, в этот вечер открылась во всей красоте и гармонии.

Как не бывало тысяч километров между нами и сотен лет, минувших с эпохи Барокко! В холле филармонии прекрасные леди и учтивые джентльмены приветствовали гостей на языке Шекспира. В атмосферу старой доброй Англии погружали и картинки, и звуки - элегантные платья и фраки, шляпки с атласными лентами, напудренные парики, канделябры у стен, кресло у камина и с первых шагов - великая английская музыка. Шедевры старины и современности звучали в исполнении солистки филармонии, лауреата международных конкурсов Ольги Козыревой (фортепиано).

Так что, когда прозвенел третий звонок, воображение и волшебные звуки музыки легко унесли слушателей в Лондон трехсотлетней давности. И первым проводником в этот мир выступил Георг Гендель  - немец, ставший музыкальным достоянием Англии.

Отец прочил ему карьеру юриста, но Георг, в раннем детстве освоивший игру на органе, клавесине, скрипке, гобое, в 18 лет сделал выбор в пользу музыки. Композитор поставил на колени всю Венецию, принял приглашение от Лондонского королевского двора и прожил здесь полвека, подняв английскую музыку на мировую высоту.

Инструментальный концерт для гобоя с оркестром Генделя на «Лондонском» концерте в Ставрополе исполнили московский гобоист  Алексей Балашов и симфонический оркестр филармонии под дирижерством Андрея Абрамова. Выпускник Московской консерватории имени П.И. Чайковского, Алексей Балашов руководит ансамблем Art Style и как солист выступает на лучших концертных площадках России и Европы.

Алексей исполнил также «Шесть метаморфоз по Овидию» - сюиту Бенджамина Бриттона, чье творчество уже в XX веке ознаменовало возрождение британской академической музыки. Любопытно, что композитор хотел возродить старинную традицию «музыки на воде» - во время первого исполнения «метаморфоз» и публика, и солистка плыли на лодках.

А ставропольские слушатели плыли за мелодией гобоя без подручных средств - так сильна была магия музыки. И продолжил ее Олег Безинских, обладатель самого высокого мужского голоса - контртенора (на снимке).

История Олега замечательна: он уже оканчивал Ленинградский институт культуры по специальности «режиссура драмы», когда случайно попал на прослушивание в Санкт-Петербургскую консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова.

Олег развеселил комиссию, попросив прослушать его «женский» голос. Но стоило ему запеть, в зале воцарилась тишина: студента с таким голосом никто из членов приемной комиссии еще не слышал. Олег стал единственным выпускником-контртенором за всю 150-летнюю историю Петербургской консерватории!

Дина Рубина в романе «Русская канарейка» называет контртенор редчайшей и очень дорогостоящей птицей, не зря католики считали, что именно этот голос быстрее достигает ушей Всевышнего.

На лондонском вечере он звучал не случайно, ведь пение фальцетом - одна из традиций английской музыки. И Олег Безинских с блеском показал ее удивительную красоту и совершенство.

Ставропольские слушатели были в восторге и несколько раз вызывали артиста на бис. Еще бы! Голос певца уникален, его даже изучают в Физиологическом институте имени А.А. Ухтомского (Санкт-Петербург) в рамках научной программы «Зарождение человеческого голоса». Мало того, применяют при лечении в институте перспективной медицины!

К сожалению, сам артист от недугов не застрахован. Как рассказал Олег, в Омске, откуда он прибыл пару дней назад, у него пропал голос, а появился только в день ставропольского концерта.

«В этом частичка вашего волшебства!» - сказал певец, растроганный теплым приемом публики.